Рим в огне. Глаза в глаза

Мэри задержалась в университете, потому что ей нужно было заполнить журнал (она была заместитель старосты), заплатить за учебу (а в кассе был обед, девушка, у нас обед), взять учебники в библиотеке (которые вряд ли будут изучены), а еще она встретилась с куратором и целый час Мэри выслушивала советы, рассказывала об успехах и провалах группы, что нравится, что не нравится и когда ожидается практика. Так что Мэри закончила учиться в 16, а из университета вышла в 19. Она устала, очень устала, и проклинала себя за то, что утром надела каблуки. И в тот момент, когда она, вздыхая, подумала, что хуже быть не может, пошел дождь.

Ругнувшись, Мэри застучала быстрее, но и капли решили ускориться. И к тому моменту, как она забежала под ближайший козырек, начался ливень, который, вероятно, когда-то поднял Ноев ковчег на воду.

Она обернулась, вздохнула и решила войти. Спасительный козырек оказался козырьком ее любимой пекарни.

За прилавком никого не было.

— Здравствуйте! — поздоровалась она. Из комнаты “Staff only” выглянул… Он.

— Здравствуйте. Вы за медовиком?

— Нет, я… — Мэри указала пальцем на дверь. — Там дождь.

— А. Переждите, конечно. — Иван вынес из-за прилавка стул. — Присаживайтесь.

Мэри взглянула на стул, на Ивана, сказала “спасибо” и села.

Иван начал наводить порядок за кассой, день выдался какой-то непродаваемый, да еще и Лизавета Васильевна решила по этому поводу уйти домой пораньше. Так что Ивану нужно было навести порядок и закрыть пекарню. Они закрывались в 21.

Девушка сидела на стуле и копалась в телефоне. По ее виду было видно, что ей неуютно и Ивану от этого лучше не становилось. Он вскипятил чайник, налил чай, взял с прилавка медовик и поднес Мэри. Прежде, чем удивление полностью охватила ее лицо, он пояснил:

— За счет заведения. Если вы его не съедите, придется его списать. Уже утром он будет непригоден. В нашей “Вкусняхе” только свежее. — и подмигнул.

— Спасибо. — она взяла торт и чай. Улыбнулась. Иван вернулся за кассу.

Мэри было приятно. неловкость спала, но не полностью, и Иван предпринял еще одну попытку.

— Вы тут работаете недалеко?

— Учусь.

— О. А на кого?

— На философа.

Иван хмыкнул, покивал.

— И как высшее образование? Нравится?

Мэри пожала плечами:

— Мне все чаще кажется, что это мне не нужно.

— А я иногда жалею, что не пошел в университет. Редко, правда, но жалею.

— Вы не учились? — Мэри округлила глаза.

— Ну почему? Закончил колледж на повара-кондитера. Теперь вот наслаждаюсь профессией. — Иван раскинул руки в стороны, как бы обнимая пространство кондитерской.

— Вам правда нравится ваша работа? — Иван кивнул. — Ну… медовик у вас и вправду вкусный.

— Я рад, спасибо.

Иван подумал: о чем еще ее можно спросить? Не придумал. Посмотрел на улицу и громко изрек:

— Какой кошмар на улице. Прямо всемирный потоп.

— Угум. — Мэри тоже посмотрела на улицу. — И вот как мне теперь домой идти?

— А вы далеко живете?

— Да нет. на автобусе минут 40, да пешком — 10.

— Если вы очень торопитесь, могу вам одолжить зонт. Потом занесете. Вы все равно каждый день заходите.

— Не нужно. — Мэри показалось, что она ответила слишком грубо и решила смягчить тон. — Я пережду.

— Тогда, может, еще чаю?

Мэри улыбнулась:

— Давайте.

А дождь шел еще долго, так что Мэри и Иван выпили не одну кружку чая за добрыми разговорами о том, да о сем.

И вот когда во время одного из разговоров Иван решил назвать девушку по имени, он понял, что не знает его.

— Извини, но как тебя зовут?

— Маша, но друзья называют меня Мэри.

— А почему?

Мэри вспомнила “Кровавую Мэри” и улыбнулась:
— Так вышло.

— Приятно познакомиться, Мэри. А меня зовут Георгий, но все называют меня Иваном. Черт знает, почему.

— А можно мне называть вас Иваном?

Иван пожал плечами.

Когда дождь сошел на “нет”, Мэри попрощалась с Иваном и ушла домой. Было уже поздно: что-то около 23, но ей не было жаль потерянного времени. Ей было хорошо.

И Ивану было хорошо. Он закрыл “Вкусняху”, вымыл кружки и с удивлением заметил, что сегодня почти не думал о Жанне.


— Ты как-то неожиданно написала. Я не думал, что мы встретимся сегодня. — Коля смотрел на Иру.

— Мэри дома? Что ты ей скажешь?

— Что задержался. Останови у крыльца, пожалуйста.

Рено мягко качнулся и остановился. Коля вздохнул и снова посмотрел на Иру. Она закурила.

— Спасибо за вечер. Ты был мне нужен сегодня.

— Да не за что. — он замялся. — Ладно, до связи. — и вышел из машины.

Но едва он хлопнул дверью, как земля ушла из-под его ног: из-за угла вышла Мэри. И, да, она его заметила и активно замахала рукой.

— Кто это был? — Мэри смотрела вслед машине.

— А… — Коле стало еще страшнее. — Это был… был…

— Коль, ты вообще знал, с кем едешь?

— Нет. — ляпнул он. Подумал, что он идиот. А потом придумал. — Я тачку поймал.

— А автобус что?

— Да ну. В это время они редко ходят. А ты откуда?

— Пряталась от дождя во “Вкусняхе”. Познакомилась с пекарем.

— Которым?

— Ну тем, который с Борей дрался.. Оказалось, что он довольно приятный.

Они поднялись в квартиру. Коля хмурился. Ему это что-то совсем не нравилось. Мэри и тот мужик? А вдруг она в него влюбится? А вдруг они уже вместе? Вон об Ире Мэри уже сколько и не догадывается. А вдруг он тогда в бар пришел к Мэри? О господи!

Он уже хотел все высказать Мэри, но потом подумал, что не может быть такого. Она ведь всегда дома. Да. Точно. И очень часто тусит с ним на работе. Да-да. Бред какой-то. О, Коля, тебе нужно попить пустырнику. Из-за твоей интрижки уже везде интрижки мерещатся. Он успокоился.

А Мэри тоже хмурилась. Она заметила кое-что, что показалось ей смутно знакомым. Она обратила внимание на номер той машины.

А номер машины был О408ЕУ.