Рим в огне. О, времена! О, нравы…

Ивану повезло, что он жил в век информационных технологий. Его несколько раздражали люди, которые находились в интернете по 30 часов в сутки, особенно, когда во «Вкусняхе» они начинали фотографировать пирожные или, — упаси господь их души, — фотографировались сами, вытянув руку перед собой и надув губы. И тем не менее, полезность интернета он отрицать не мог.

С бичом сегодняшнего общества, социальной сетью, он познакомился года так два назад: тогда у него была небольшая интрижка, которых после Жанны, к сожалению или счастью, было всего две. Та дама открыла для себя «Вконтакте» и решила, что Иван непременно должен составить ей компанию. От изобилия смайликов в глупых сообщениях у Ивана периодически возникало желание взорвать планету, а бесконечные «письма счастья», которые дама ему отправляла — желание задушить ее.

Расстались они как раз из-за того, что ей больше нравилось сидеть в контактике и постить одну фотку за другой в Инстаграм, а Иван (мерзавец!) отказывался делать с ней эти… как их… сэлфи (подлец!).

Насчет Инстаграма у Ивана и вовсе было особенное мнение, которое заставляло его держаться оттуда подальше. Но об этом, возможно, позже.

Прошел примерно год, и Иван открыл для себя положительную сторону медали. Он решил попытать удачу и нашел сначала свою БЖ (а мы все помним, что это никто иная, как Большезадая Жужелица), а затем, через нее, и своего сына. И, так как Иван не дурак, он не стал добавлять их в друзья понимая, что это очень опасно.

Открытие таких возможностей окрылило Ивана. Сперва он просто периодически заходил на страничку к сыну и старался отследить его жизнь. В глаза бросалось вот что: его сын был анимешником и очень любил аниме «Наруто». А еще у него в семейном положении стояло лиричное «Влюблен в … Сакуру Харуно».

Иван посмотрел на эту Сакуру и немного удивился тому, что на странице не было фотографий настоящей девушки: только изображение анимешной девчонки с розовыми волосами. Именно тогда у нашего героя возник план.

Сперва он подробно изучил все вопросы, связанные с данным аниме. Даже посмотрел немного. Даже проникся (самую малость, правда). Затем он удалил страницу с его настоящим именем и создал новую под именем Наруто Удзумаки. Залив аватарку, он, скрепя сердце, отправил заявку сыну и тот… принял ее. Ура!

Его сына звали Леша. И у Ивана появился шанс с ним познакомиться. Самым сложным оказалось подстроиться под молодежно-интернетный детский сленг, чтобы не сильно выделяться.

Когда сын спросил его, Наруто, какое у него настоящее имя, то Иван назвался Иваном. Потому что назовись он Григорием, так Алексей Григорьевич сразу бы смекнул (или нет, но вдруг), что к чему, а Ивану такого не надо было, нет, сэр.

Он стабильно общался с сыном раз в несколько недель, и они говорили обо всем на свете: школе, матери (Жанной Леша был доволен), отце (Леша о нем ничего не знал и Иван был благодарен БЖ, что она не выставила его перед сыном в дурном свете), о новом мамином друге, о Наруто (тут Иван узнавал много нового) и о том, что Леша очень хочет стать художником.

Вы, наверное, думаете: «Так если он нашел способ общения с сыном, так на кой хрен он продолжает звонить Жанне и унижается перед ней?»

Вопрос, конечно, правильный. Однако не стоит забывать, что Леша общался с Наруто, а не со своим отцом. А Ивану очень хотелось бы рассказать Леше очень многое: кто он, почему они с мамой разошлись, как правильно взбивать крем на медовик и, главное, что он очень-очень его любит. А так как в сети он этого сказать не мог, он продолжал звонить Жанне и настаивать на личном знакомстве с сыном. И будет продолжать, пока она не сдастся.