Петербург

А вот вам мой последний рассказ, который не представляет собой ничего особенного и немного угнетает своей атмосферой и пошлостью. Сразу видно, что давно не писала 🙂

Картинка для привлечения внимания. хотя какого внимания хоспати
0_936e2_685a386_xl

Мосты в Петербурге обладают особым магнетизмом. Таким… Безысходным магнетизмом. Как бы ни хотел от них отвязаться, они неустанно следуют за тобой и, в конце концов, ты на них ступаешь.
Реки в Петербурге обладают своей особенностью — в них хочется прыгнуть. А так как мосты никогда не оставляют тебя в покое, то, как ни гляди по сторонам, а на реку ты все равно взглянешь и уже после этого тебе вдруг перехочется куда-либо идти, потому что… Ты попался. На Обводном канале тебя держат утки, семечками качающиеся на волнах. На Фонтанке — постоянные экскурсии. А на Неве тебя держит Нева.
Нева — сильнейшая из рек Петербурга. Ступая на Троицкий или же Дворцовый мост ты можешь начинать прощаться с разумом. Мало того, что они чертовски длинные, ветер на них жесток, так еще и под ним бьется мощнейшая сила — сердце Петербурга — Нева.
Глядя в ее бесконечные, темные волны, ты перестаешь думать. Все теряет значение, кроме одного — тебе хочется упасть туда — в синие, холодные, пропитанные грязью всполохи воды. Как бы объяснить… Когда ты смотришь на Неву, все вдруг становится куда более значимым, все вдруг обретает смысл и при этом окончательно теряет его. Глядя в нее, ты осознаешь себя частью всего этого города. Частью мира, частью Невы. Давайте обратимся к метафоре.
Вот ты и твои только начинающиеся отношения. Все идеально, потому что вы оба понимаете — вы те, кого искали в других всю свою жизнь. Большего не надо. Меньшего тоже. Есть только вот это, близкое и горячее и плевать на остальное! Вот вы стоите зимой, разгоряченные после вашего очередного секса, возле открытой форточки и курите одну сигарету на двоих, постоянно передавая ее. В комнате нет света — весь свет идет от вас двоих и немного помогают фонари за окном. Вы не обнимаетесь — вы прислоняетесь к разным створкам. Вы раздеты и вам холодно. Волосы, мокрые от пота, морозят мозги, но вот они вы, здесь и сейчас, понимаете, что так должно было быть всегда уже очень давно и вы, наконец, рады, что бесконечный поиск закончен.
Интимно?
Вот и с Невой то же.
Вы должны понять кое-что. Петербург — это самый злобный и самый известный сутенер на планете. И самое занятное то, что его самой популярной девочкой являетесь вы. Он услужливо стелит вас под своих самых дорогих клиентов — Эрмитаж, Русский музей, Кунсткамеру, Спас-на-Крови, Казанский, Сфинксов и, упаси господь узнать под кого еще. Он готов бросить вас под любого из своих друзей за гроши, а вам лишь придется подчиниться. Все верно. Это не вы бродите по коридорам Академии художеств, но она присматривается к вам. Не вы сворачиваете на Невский, но Невский сворачивает вас, при этом в самый жесточайший узел, сминая все ваши внутренности и заставляя подчиниться. Из всех клиентов самыми жестокими оказываются мосты через Неву — они безжалостно треплют вашу идеальную прическу и размазывают по лицу помаду.
Все верно. Петербург имеет тебя во все дыры, но ты все равно продолжаешь его любить. Потому что он уничтожает тебя изнутри, но только лишь для того, чтобы ты возродился вновь. И за всем этим восстанием из пепла ты вдруг обретаешь нечто очень важное, нечто, что может расставить все точки над «й», собрать твою жизнь из осколков и сказать тебе: «Смотри. Это ты. Откройся и ты увидишь больше. Ты можешь больше. Ты сделаешь больше и, поверь, тебя запомнят».
Этим тоже опасен Петербург. Он заставляет тебя поверить в себя, заставляет хотеть от жизни всего. Ты бездумно веришь ему и окунаешься с головой в его омут, позабыв о том, что до тебя таких соблазнившихся были тысячи, миллионны, да и сейчас есть. Вот в этот момент, пока ты добиваешься чего-то очень важного в своей жизни, кто-то такой же, как ты, идущий за своей мечтой, делает все возможное, чтобы преуспеть. И эта гонка на смерть чаще всего приводит нас туда, куда мы идти совсем не хотели.
Так вот вернемся к Неве. Вот ты стоишь и смотришь в эти умиротворяющие волны, или же на толстую корку льда, которая перерублена недавно пройденным ледоколом и считаешь мгновения. Кто такой ты, кто все эти люди вокруг тебя и, быть может, что это за место-то такое?! Почему вдруг в нашей жизни появляется культ Петербурга и имеет ли это хоть какой-нибудь мало-мальский смысл, когда вот оно решение, которое ты никогда бы не принял, но которое очень хочет решить за тебя — броситься в Неву с головой, прямо сейчас и безвозвратно окунуться в ее коварные объятия и почувствовать, как вода забивает легкие.
Очень важно, чтобы вы поняли — это не история о самоубийстве, и даже не о мыслях о самоубийстве. Близко нет. Это история о гипнозе, который Петербург применяет к вам. Ни в жизни он вас не отпустит. Не позволит. После него все остальное кажется скучным и серым, несмотря на бесконечные петербургские дожди и его абсолютную недопогоду, в которой раскрывается вся его суть. И ты начинаешь любить все эти узкие улицы, на которых в гололед страшно распрощаться с жизнью, эти мосты, которые забирают у тебя здравый смысл, дождь, который раздражает тебя все больше с каждым разом и вечно забитое метро.
К чему я все это… бегите. Бегите с моста и не прыгайте в Неву. Не позволяйте им проникнуть в вашу душу, потому как, если вы это допустите, пути назад уже не будет и вам придется смириться с неизбежным: ты либо стелишься под них, либо продолжаешь бороться способами, которые рано или поздно убьют тебя.
Если ты не готов меняться — не приезжай в Петербург.
Если ты готов бороться — не прыгай в Неву.